Помни о Смерти.

Один вскричал — люблю я деньги больше жизни,
Не мил без денег мне весь белый свет.
Что люди мне? Что совесть? Что отчизна?
На всё плевать мне если денег нет.
За деньги я готов убить любого
И обмануть и подвести, предать…
Была бы выгода от дела мне такого,
А кто что думает — плевать.
Я горы золота скоплю
И как игрушку мир куплю.
Кого не подкуплю — убью,
Но выгоду найду свою.
И как подкошенный тотчас
Он рухнул. Свет в глазах погас.
Забыл о жадности своей:
«Не спорь со Смертью — ей видней».

Другой сказал — я выжму жизнь до капли,
Возьму я всё что она может дать.
Пока мои желанья не размякли
Я буду наслаждения искать.
Ко мне всегда приходит вдохновенье
Когда я пребываю в опьяненье.
Я грежу наяву до одуренья
Как с каждым погружаюсь в наслажденье.
И кто бы что не говорил — не надо слов
Я изнасиловать весь мир готов.
И нет различия где перед а где зад —
Весь мир я погружу в разврат.
И острой болью вдруг отозвалось
И всё в груди оборвалось.
«Коль расстаёшься с честью ты своей —
Тогда не спорь со Смертью — ей видней».

А третий — тот любил кичиться силой,
Крича — никто меня не победит,
Не напугать меня ни словом ни могилой,
Я никогда никем не буду бит.
Богатырём моё рождение не совпаденье —
К завоеванью мира всё моё стремленье.
Собью я спесь с царей и стану править сам —
Тогда весь мир падёт к моим ногам.
И я возьму себе что захочу,
А кто захочет помешать — поколочу.
И в назиданье остальным
Свершу свой страшный суд над ним.
и вдруг вокруг всё стало пусто и темно —
«Тебе ко мне пора давным давно.
Ты много хвастал силою своей —
Теперь не спорь со Смертью — ей видней».

И тут все трое очутились перед Ней —
«За вашу жадность лишены вы жизни дней.
Пусты и злы все ваши глупые мечты».
«О расскажи нам кто же ты»?
«Я — та, кто избавляет от страданья
И я же — та, кто посылает воздаянье,
Я — бог и дьявол и защитник и кумир,
Я — твой последний взгляд на этот мир.
Мне всё равно — ты слаб или силён
Забытый всеми иль толпою вознесён,
Умён ли, глуп ли, беден иль богат —
Ты для меня лишь кандидат.
Пороков много в дебрях сердца твоего,
Но все они растут из одного:
Чрезмерное стяжание чужого
Приводит в мой дворец любого.
Всех недостойных жизни забираю я с собой
Гораздо раньше чем назначено судьбой.

Пока вы помните что предо мною все равны —
До этих пор вы будете вольны.
А кто нарушит правило беспечно —
Тот станет пленником моим навечно».

5 комментариев

Оставить комментарий
  1. В Древнем Риме эта фраза произносилась во время триумфального шествия римских полководцев, возвращающихся с победой. За спиной военачальника ставили раба, который был обязан периодически напоминать триумфатору, что несмотря на свою славу, тот остаётся смертным. Возможно, настоящая фраза звучала как: Respice post te! Hominem te memento! («Обернись! Помни, что ты — человек!») (глава 33 «Апологетики» Тертуллиана ).

  2. Memento mori («меме?нто мо?ри», с лат. — «помни о смерти») — латинское выражение, ставшее крылатой фразой .

  3. Изобразительное искусство США содержит большое количество символических изображений Memento mori из-за пуританского влияния. Пуританская община в Северной Америке 17-го века смотрела на искусство свысока, потому что считала, что оно отвлекает верующих от Бога и может привести только к дьяволу. Тем не менее, портреты считались историческими записями и, как таковые, они были разрешены. Томас Смит, пуританин 17-го века, участвовал во многих морских сражениях, а также занимался живописью. В его автопортрете мы видим, что эти занятия представлены рядом с типичным символом Memento mori — черепом, наводящем на мысль о неминуемой смерти.

  4. Certainly. All above told the truth. Let’s discuss this question.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *